Про ПМС. Честно и очень смешно о том, что чувствует женщина

Встаешь ты с утра в принципе довольна собой. Есть пару лишних килограмм, но зато грудь красивая. Волосы у корней не прокрашены, но выглядит довольно естественно. Тянешься к своему мужчине, тоже, конечно, не Бред Питт, но в каких-то ракурсах даже и получше будет.

И так вот поцелуешь его в щетину и думаешь: как же хорошо! Тут и собачка проснулась, хвостиком бьет, по паркету коготками цокает, намекает, что пора уже её выгулять.

На улице тоже красота – дождь, снег, грязь, какого-то ребенка ревущего в сад ведут, а ты смотришь на собачку и опять радуешься: как хорошо, что свои уже выросли, сами в школу, сами из школы, счастье же!

Возвращаешься домой, а там уже и кофе поспел, как хорошо, думаешь, что тогда в магазине три коробки фильтров купили, счастье же! И такое счастье каждое утро дней примерно двадцать в месяц выпадает.

А потом вдруг – оп, и все… все! Числа приблизительно двадцать первого телефон с прискорбием сообщает: первый день менструации, Ольга! И… открываются глаза. И нет от этой правды спасения. До двадцать восьмого точно нет. Потому, что не надо, не надо больше этой лжи, самообмана, мишуры этой глянцевой — хватит!

Проснулась она. Башка не прокрашена, ленивая, страшная, старая. И жирная притом. Собака распущенная, тоже жирная, из пасти воняет, скачет тут. Зачем она вообще? Кто ее завел? Детки! А зачем? Поиграть! Они поиграли, а ты каждое утро с ней прешься! В снег, в дождь, в грязь!

И этот еще лежит. Лежит он тут! Нарочно ведь лежит, видно же по нему, что задумал подлость. Не хочет с собакой гулять, притворяется, что спит! А как ему, с другой-то стороны, не притворяться, если рядом с ним каждый день такое? Дура жирная с непрокрашенной башкой. Как это выдержать, чтобы не впасть в депрессию?

Ну, ладно, хоть на улице ничего не изменилось – война с окружающей средой идет хорошо. Ребенка какого-то в сад волокут. Так ему и надо, пусть сидит там. Хочется прямо подойти и сказать: чего ты орешь, мальчик? Не понял, куда попал?

В лифте рыдаешь уже, от ужаса происходящего, от бессилия и мрака. Дома этот, с кофе.

– Как хорошо, что тогда в ашане три коробки купили.

А ты так вкрадчиво:

– Может, лучше о чем-нибудь другом поговорим?

– О чем?

– Ну, расскажи мне лучше про Таню Иванову. Как ты был в нее влюблен.

– Я тогда в школе учился.

– А ты все равно расскажи, мне очень интересно! – и смотришь так, немножко с презрением, исподлобья.

Ну, доводишь его потихонечку, слово за слово, ничего не сделано, утро прошло в скандале, и вот ты уже за рулем, в школу за ребенком едешь. И тут совершенно случайно, ничего, как говорится, не предвещало, тебя подрезает какое-то безответственное ничтожество. Казалось бы, плюнуть и растереть! Но не в эти дни.

Ты паркуешься у школы, руки дрожат, ты совершенно раздавлена жизнью: тебя не уважают на дорогах, ты жирная, а твой мужик любит Таню Иванову. И тогда ты поднимаешь глаза и видишь прямо перед собой надпись – ПРОДУКТЫ. Ты идешь в ПРОДУКТЫ и покупаешь шоколадку милку, в которую для пущей калорийности вставили печеньку.

И еще нутеллу, хорошо, если она у них в продуктах где-то у окна стояла и подморозилась. Берешь еще пластиковую ложку, садишься в машину, ешь милку и замерзшую нутеллу. И как-то отпускает.…

А как у вас проходит этот период?

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделитесь с друзьями на Facebook:

Интересно

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: