Шалва Амонашвили: «Ни в одном учебнике по педагогике нет слова «любо...

Безусловную любовь нельзя сыграть или подделать. Она просто существует.

У школы сегодня нет цели. В советской школе она была: воспитывать верных строителей коммунизма. Может быть, дурная была цель, и не получалось это, но она была. А сейчас? Как-то смешно — воспитывать верных путинцев, зюгановцев, жириновцев? Мы не должны обрекать наших детей на служение какой-то партии: партия сменится. Но тогда для чего мы воспитываем наших детей? Классика предлагает человечность, благородство, великодушие, а не набор знаний. А пока мы просто обманываем детей, что их готовим к жизни. Мы их готовим к ЕГЭ. И это очень далеко от жизни

Шалва Амонашвили — настоящий учитель, которому удалось найти своё призвание и дело всей жизни. Он понял, каким должен быть настоящий педагог и он совершенно не похож на тех, кто обычно преподает в школах. В этом он неоднократно убеждался на своих семинарах, которые посещают тысячи учителей. 

Однажды, он задал им вопрос: «Представьте себе ситуацию, вы проводите урок в четвертом классе, и заходит ребенок, который опоздал на 20 минут. Ваши действия?». А что обычно делают наши учителя? Либо выгоняют из класса, либо стараются максимально пристыдить перед всеми. Они ответили следующими вариантами: «Давай дневник», «Садись на свое место, поговорим после урока», «Выйди из класса»…

Ни один из этих ответов не понравился Амонашвили. Он рассказал, как следует отвечать: «Когда ребенок зашел, я бы от всего сердца сказал: «Здравствуй, чадо мое, пожалуйста, проходи, садись, мы не могли начать без тебя урок, мы тебя ждали». Но говорить это нужно искренне, ведь фальшь будет слышен сразу. Если вы скажете эти слова не от чистого сердца, то прозвучат они как самый настоящий сарказм. «Если он опоздает и на второй день, я с еще большей любовью скажу: «Здравствуй, чадо мое любимое, я так ждал тебя, проходи скорей, садись. Мы без тебя не могли начать урок».» И так может повторяться три, четыре раза, но когда ребёнок поймёт, что его любят, он больше не будет опаздывать. Разве можно опаздывать туда, где тебе дарят безусловную любовь?

Ни в одном учебнике по педагогике нет слова «любовь». Получается, детей авторитарно воспитывали в школе, вуз это только подкрепляет, и они возвращаются в школу уже учителями с теми же настроениями. Молодые учителя — как старые люди. А потом вот пишут: «Как сделать, чтобы ребенок не мешал на уроке?» Есть учителя от Бога. Их не испортишь. Но таких один-два в каждой школе, а иногда даже нет совсем. Сможет такая школа раскрыть ребенка до глубины его задатков?

Стоит отметить, что до седьмого класса Шалва Амонашвили довольно плохо учился. А потом в его школу пришла новая преподавательница, которая относилась к детям совершенно по-другому. Она видела в них личность, всегда проявляла доброту и уважение, что не может не вызывать восхищения. Именно после этого Шалва Александрович начал двигаться к созданию педагогической концепции, в которой личность ребёнка стоит на первом месте. 

Классическая педагогика — Ушинский, Песталоцци, Корчак, Макаренко, Коменский — выращивает духовность в творческом взаимодействии взрослого и ребенка. А сегодня зачастую педагогика авторитарная, принудительная, основывается на кнуте и прянике: ребенок хорошо ведет себя — поощряют, плохо — наказывают. Гуманная педагогика ищет такие пути, чтобы меньше было конфликтов и больше радости. Меньше отупления, больше успеха.

Когда вы учились в школе, ваша любовь к предмету зависела от учителя или других факторов?

Поделитесь с друзьями на Facebook:

Content Protection by DMCA.com

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: