Соня вышла из приемной, не помнила, как дождалась окончания рабочего дня…

— А Соня уже пришла?

— А она ещё работает? Просто говорили же, что всех этих… увольнять должны. Это ведь органы.

— Ну пока ничего такого не слышал. Да и жалко, хорошо ведь работает, маму на себе тянет. И красивая очень, так и не скажешь, что еврейка. 

— Да я тебя прошу, это ж еврейка. Ходит, улыбается всем, а может и притворяется. Уверен, что деньги у них где-то есть и без работы она не пропадет. А ты что так переживаешь? Влюбился?

— Ну да, конечно! Степаныч её ищет. Наверное об этом и хочет поговорить.

Когда Соня зашла в приёмную, настроение у неё было просто невероятное. Она, как всегда, улыбалась и не ожидала ничего плохого. Да и Василий Степанович к ней просто прекрасно относился. Постоянно конфетки приносил и фрукты. Иногда, в шутку называл «лучшая коса Московской прокуратуры». А по праздникам, Соня часто играла на фортепиано, которое не оставляло сердце начальника равнодушным и он всегда начинал петь.

— Присаживайся Соня? Ну, рассказывай. Как дела твои? С учебой успеваешь? Не обижают наши-то? А то фронтовики — народ простой!

Соня прекрасно понимала, что это просто начало серьезного разговора и отвечать не стала. Она просто молча ждала продолжения.

— В общем, долго резину тянуть я не буду. Ты и сама прекрасно понимаешь, что сейчас в стране происходит. Девочка ты умная. Всех этих… ваших… Ну евреев в общем… Не хороша ваш, твой народ поступил. Мы вас оберегали и скрывали во время войны, а вы сейчас вон какой нам ответ. На заграницу все смотрите. Разве так поступают со спасителями? Нет, к тебе у меня претензий нет совершенно. Работу ты делаешь хорошо, но ты же одна из них. Я тебя хорошо знаю и поэтому говорю с тобой, как с товарищем, только вот Сонечка, ваша судьба и так всем понятна. Увезут вас где-то в Забайкалье, или на Север, или вообще в Азию… Я вот что тебе сказать хотел. Увольнять мы тебя не будем и так ты тут надолго не останешься. Знаю, что у тебя парень есть, Валентин, наш, русский. Так вот я думаю, нужно тебе с ним разойтись. Ну сама подумай, вас увезут. Его вместе с тобой. Зачем парню судьбу ломать? Он ведь толковый вроде. Подумай. В общем, я тебе все сказал. Больше задерживать не стану и… скажи Катеньке, чтобы кофе мне сделала.

Как Соня вышла из приемной и досидела до конца дня она просто не помнила. За день она больше ни с кем не говорила, а внутри что-то дрожало и даже не давало дышать. Сразу же после работы она поспешила домой.

Когда девушка ехала в метро, на неё смотрели практически все люди в вагоне. Сначала она подумала, что они просто её боятся или противятся тому, что распознали в ней еврейку. Но когда она дотронулась до своего лица, то нащупала что-то мокрое. Как оказалось, по щекам тихо бежали слезы. Тогда она решила собраться. Не хотелось показывать свою слабость перед другими. 

На станции её встретил Валентин. С самого начала она не хотела рассказывать что случилось, но и придумать ничего не могла, так как в голове был лишь шум и полное непринятие ситуации. Тогда Валентин растерянно посмотрел на любимую и спросил:

— Соня, что случилось.

Девушка растерялась и стала рассказывать ему о своем разговоре с начальником и том, что им нужно будет расстаться. Когда рассказ подошел к концу, парень просто рассмеялся и сказал:

— Повезло тебе, Софка, что я крестьянский сын. А то кто там на севере тебе дом построит и землю вспашет?! Хорошо бы в тайгу сослали, там охота прямо от порога, не то что сейчас я за сто километров на попутках езжу! Вытирай сопли, а то я маме своей говорил, что ты красавица, а приведу сейчас зареванную и гундосую! Ты уж меня не позорь.

С того времени, они прожили 52 года и никогда не расставались. Кстати, это была история моих родителей.

А вы верите в такую любовь?

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделитесь с друзьями на Facebook:

Интересно

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: